ХОЛЛИВИЗОР

36 905 подписчиков

Свежие комментарии

  • Виктория Иванова
    Ничего личного.....Две «котлетки» от...
  • Нина Толкачева
    Я помню, как, когда убили Листьева, по ТВ всё время крутили "Падают листья" в исполнении Буйнова. И каким-то зловещим...Две «котлетки» от...
  • Андрей Баканин
    Европейское безумие заразно.Автомобиль не сре...

Дома, трезвые и в свитерах с оленями

Анастасия Миронова о том, как жизнь заставила нас встречать Новый год по-европейски

Дома, трезвые и в свитерах с оленями

Если бы я еще года три назад узнала, что по графику мой текст выпадает на 31 декабря, пришла бы в ужас: как так, все пропало, люди вторые сутки, не приходя в себя, режут салаты, маринуют кур – кому нужна моя колонка? А теперь я поняла, что времена изменились. И выходить с текстом 31 декабря круто!

Потому что нет больше этих замученных салатами женщин и надравшихся уже с обеда мужчин, которые в очередной раз всех обхитрили, отработали субботу и теперь улизнули со службы, чтобы крошить в тазы продукты. Как-то мы буквально за несколько лет окончательно в этом смысле европеизировались. А если говорить русским языком – перестали объедаться. Благодаря чему получили запас энергии, жизненных сил и свободного времени.

Оооо, помню эти новогодние застолья из детства! Жили мы с мамой вдвоем. Подготовка к столу начиналась дня за три до праздника. Фактически она даже стартовала минимум в ноябре, когда мама потихоньку приступала к покупке продуктов. А в 80-е, в пик дефицита, эта подготовка длилась нон-стоп целый год. Потому что в измученной дефицитом стране «богатый» стол имел настоящее мистическое значение, а красная икра, сервелат и «Оливье» превращались в орудия ритуала: советский человек заставлял стол в Новый год едой так, как буддисты приносят к статуям учителей продуктовые подношения – чтобы усилить свою личную программу продовольственной безопасности.

В условиях, когда советского человека 70 лет мотало от голода к дефициту и обратно, он хотел иметь хоть какой-то способ повлиять на свое благополучие, пускай и столь сомнительный, как ритуальное застолье. А если на праздник созывали гостей, что случалось часто, то через еду, ее обилие, дороговизну человек выражал свое к гостям отношение.

В стране, где вкусная качественная еда вдоволь была для большинства мечтой, ценность каждого гражданина измерялась тем, как его готовы были угощать.

Достали ради вас припасенную еще с осени салями? Пустили на бутерброды две, а не одну баночку икры? Целую курицу добыли и зажарили? Оооо, да вы уважаемый человек – сразу видно!

Нынешним 20-летним сложно представить общество, где едой кичились, где за право покупать вкусную еду совершали преступления и где едой даже давали взятки.

Новый год в такой стране молодые могут себе представить по бывшим еще недавно традиционными застольям. Когда даже на двоих готовили сразу на неделю. А уж ежели званы были к празднику гости, стол ломился, потому что хозяюшки старались произвести впечатление, сборы на стол занимали полных два дня, поэтому даже когда в СССР 31 декабря был выходной, работать заканчивали все равно 29-го. А потом пекли коржи, резали салаты...
В 90-е было то же самое. Вспоминаю с содроганием, как мы с мамой объедались. До изнеможения. До невозможности встать и переключить канал на телевизоре. Три салата, два горячих, сырная, мясная и овощная нарезки, грибы, соленья, ягоды из компота, фрукты, торт, пирожное. И все блюда придумывались очень трудоемкие, чтобы никто потом не сказал, что мы не старались на Новый год. Один раз мы с мамой по совету ее подруги затеяли фаршированную рыбу и так измучились, что только к бою курантов успели сесть за стол. Это было третье горячее блюдо на столе!

Когда я выросла, для меня Новый год стал ассоциироваться с испытанием. Потому что и готовка в таких объемах, и переедание – это мука. Я начала ждать праздника с ужасом. Стенала от усталости, но накрывала эти огромные столы, будучи не в силах выскочить из колеи.

А тут как-то, знаете, сами все из нее повыскакивали. И я тоже. Несколько лет назад мы с мужем наконец поняли: если мы не сделаем на Новый год сорок блюд и не объедимся ими до потери сознания, нам за это ничего не будет. Мир не рухнет и голод не придет.

Знаете, я сейчас ходила по магазинам и заметила, что, похоже, это наконец поняла вся страна. Люди вдруг перестали объедаться на торжествах. Видно ведь, что обсуждают в соцсетях для новогоднего стола, какими рецептами делятся, что покупают в магазинах. Исчезли мастодонты с пятью видами салатов и полной телегой нарезки. Сама нарезка тоже исчезла, как только копченая колбаса и красная рыба перестали быть деликатесами. Кстати, слово «деликатесы» тоже пропало из нашего обихода.

Но полдела, что мы наконец избавились от травмы голодного прошлого. У меня есть теория, за которой я регулярно попадаю под шквал либеральных смешков. Я, знаете ли, считаю, что люди наши, вопреки политической ситуации, здравому смыслу, а теперь еще и вопреки экономической рецессии, стремительно европеизируются. Даже в Татарстане и Бурятии сегодня живут, по большому счету, вполне себе европейские люди: интернет, онлайн-магазины и бесплатная доставка справились с просвещением граждан России быстрее всех просветительских институтов.

Процесс этот начался давно, однако видимые плоды дал недавно и, главное, внезапно. Еще три года назад я специально считала и пришла к выводу, что средний россиянин в новогоднюю ночь съедал 6000 ккал и 2,5 кг еды. А сегодня это салатное обжорство смотрится будто далекое прошлое. Даже неловко, что еще недавно сами так ели. И удивительно – как не померли от таких застолий?

Впрочем, нет, не всем удавалось пережить новогодние пиры: как журналист, много лет оказывавшийся в Новый год дежурным по новостям, помню эти стандартные пресс-релизы от 1-3 января: сколькие умерли от панкреатита, скольких прооперировали по поводу заворота кишок. А уж инсульты с инфарктами – вполне себе новогодние болезни. И труп с бенгальским огнем в руке еще недавно тоже не был редкостью. Я один раз видела кино, в котором убийца пытал жертву, заставляя его есть макароны с соусом: мужчина ел, пока у него не лопнул желудок. В кино была совершенно четкая мысль: есть до смерти люди могут только под прицелом пистолета. Авторы не знали, что у нас каждый год 31 декабря люди садились за стол и так ели.

Но наконец научились проводить застолья по-европейски. Даже в самой дикой глуши люди отходят от тяжелого алкоголя, шашлыков до изнеможения и обильных салатов.

Причем это произошло не только в столицах. В нашем райцентре люди тоже готовятся к Новому году умеренно. Да что райцентр – я в деревне живу и не вижу, чтобы народ поставил перед собой задачу уесться в новогоднюю ночь.

Выбираю в супермаркете в нашем райцентре утку. Хочу на Новый год сделать утку в медовом соусе, торт низкокалорийный и салат «Оливье» – это для ностальгии, чтобы не отрываться совсем от корней. Со мной рядом еще две женщины, типичные жительницы райцентра, тоже берут уток. Обсуждаем, что из них готовить. Оказывается, все к Новому году хотят утку, «салатик», десерт и шампанское. Тонны салатов с нарезкой не просто вредны, но теперь и старомодны. В соцсетях стыдно будет выкладывать – засмеют.

К тому же, тех, кто медленно европеизировался, жизнь заставила ускориться. Сегодня даже полуграмотные бабушки научились следить за новостями о коронавирусе: все знают про холестерин, зависимость летального исхода от уровня сахара крови, влияние алкоголя на тяжесть течения болезни. Одно дело, если объелся и тебе нехорошо. Совсем другое, когда объелся, сахар подскочил, давление поднялось, а ты уже болеешь ковидом, но до поедания 2,5 кг еды не знал об этом. Все же боятся по итогам застолья из бессимптомных носителей превратиться в симптоматических больных. Так что в Новый год все будем чинно сидеть дома, кушать умеренно, чтобы ни тахикардии не наесть, ни сахара. Тем более, многие уже переболели, у них одышка, отеки, диабет – последний, оказывается, очень популярное осложнение коронавируса, только пошла статистика.

Да и без диабета проблем хватает. Я вот лично после коронавируса стала от соленого отекать, хотя у меня в родне даже 85-летние не страдали отеками, и мы в семье раньше, прямо скажу, не верили, что мешки под глазами появляются не от выпивки. Но то раньше было. А я после болезни теперь сорок раз подумаю, прежде чем объедаться, а то утром ни муж, ни собаки дома не признают. Недавно я оливок на ночь поела, так у меня утром такое лицо было!

Коронавирус окончательно сделает нас европейцами, вот увидите. Знаете, я раньше ездила по богатым странам: в будний день в семь вечера на улицах уже пусто, а в домах горит везде свет. Финны, швейцарцы, бельгийцы после работы домой идут, к семьям. А у нас Бульварное кольцо или Невский проспект и в полночь раньше были запружены людьми, причем аборигенами, москвичами и петербуржцами. Новый год мало где считался личным праздником: в гости ходили друг к другу семьями, гуляли и пускали фейерверки толпами, на улицы высыпали огромные компании. Я всегда думала: что ж, нашим людям так неинтересно дома?

В этом смысле мы, конечно, никакими европейцами не были: поколениями жили тесно, жалко, к домашнему уюту не привыкли.

Но ничего, коронавирус приучит. Под угрозой гибели не каждый рискнет пойти в гости. Что Новый год? Тут в интернете содержанки плачут, разъезжаются из Москвы, потому что любовники перестали к ним ходить, боятся в дом заразу принести. Сколько семей было спасено в ходе отбывания самоизоляции по месту жительства? Сколько школьных дневников отцами проверено, сколько конструкторов и пазлов собрано?

Теперь и Новый год будут праздновать по месту фактического нахождения семьи. Без лишних контактов. Каждый человек в эти дни, перебирая в голове знакомых и родню на предмет похода к ним в гости, лично для себя должен ответить на один-единственный вопрос: так ли он любит Толю, Лену, дядю Колю, коллегу по отделу или любовницу, чтобы платить за радость встречи пневмонией?

И с салатами также будет: вкусно-то оно вкусно, но готов ли едок оказаться из-за них под аппаратом ИВЛ? Или возьмите водку. Как начали врачи с весны из каждого утюга кричать, что алкоголь утяжеляет течение коронавируса, так люди стали отказываться от алкоголя. Выяснилось, что не так уж наш народ водку и любит, чтобы ради нее настолько рисковать.

В общем, неуловимый дух культуры, а также вполне осязаемая угроза вирусной пневмонии сделали из наших людей настоящих европейцев. Утка, бутылка белого игристого, вся семья за столом, трезвая, в свитерах с оленями. Все похудевшие, потому что ограничили сахар и вместо «Танков» пресс качают: сказано же, гиподинамия при коронавирусе способствует тяжелому течению болезни. Лица у всех свежие: курить же от страха бросили, вместо сигарет стали на овощи с фруктами нажимать, сдали кровь на витамин D и теперь лечат его недостаток. Жены счастливы: мужья давно забыли, сколько водка с коньяком стоят, а любовниц и в лицо не вспомнят – страшно в такое время по любовницам ходить.

Похоже, в первый раз мы встречаем Новый год трезвыми, отдохнувшими, в кругу семьи. Даст бог, привыкнем и потом уже без всякого коронавируса в праздники домой потянет культурно посидеть за семейным столом.

В общем, всех с наступившим! Не болейте и не переедайте этой ночью. Мы ведь с вами теперь – настоящие европейцы.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх